православная
реабилитация наркозависимых

"ОБИТЕЛЬ
ИСЦЕЛЕНИЯ"

при поддержке благотворительного фонда
«православная реабилитация»

 

«Комментарии к делу Глеба Грозовского или как не стать пособником сектантов»

17 января Приозерский городской суд Ленобласти признал священника Глеба Грозовского виновным в совершении преступлений сексуального характера против трех школьниц и приговорил его к 14 годам колонии строгого режима. Православная общественность следит за этим делом более четырех лет, мнения относительно данного обвинения разделились. Как православным христианам относиться к подобного рода делам? Каким должно быть их поведение? Следует ли защищать обвиняемого, если нет полной уверенности в обоснованности обвинений? Или в таких случаях более разумно положиться на волю Божию и сосредоточить все свои усилия на молитве за подозреваемого (обвиняемого, осуждённого)? Эти вопросы мы задали протоиерею Сергию Белькову и вот что он ответил:

Если какое-либо лицо или пусть даже священнослужитель обвиняется в совершении преступления, то, соответственно, как официальные лица, так и все те, кто следит за этим, должны быть воздержаны в суждениях и обязаны ждать решения суда, который и должен установить истину по делу. Кстати, сказать, суд у нас состязательный участие в котором принимает не только сторона обвинения, но и сторона защиты. Всех обстоятельств по делу посторонние люди знать не могут. И не зря существует поговорка, что чужая душа потемки. Вряд ли кто может наверняка утверждать, что он глубоко и правильно знает даже самого себя, а ручаться за действия других людей и утверждать их виновность или не виновность, по крайней мере недальновидно, если не сказать глупо. Тем не менее, человек находящийся под следствием испытывает глубокий стресс и достоин сострадания. В связи с этим лучше не умничать в социальных сетях, а оказать молитвенную поддержку страждущему, утешить родственников и банально принести передачу в места заключения.


Безусловно, дело Глеба Грозовского резонансное и способно частично подорвать авторитет Церкви, хотя это не грех Церкви, а грех отдельного её члена. Но этот поступок и пятно позора на семью Грозовских. Это одна из причин активной деятельности некоторых членов его семьи по раскачиванию общественного мнения, чтобы как-то попытаться смыть этот пятно и это по-человечески понятно. Вторая причина, по которой вводилось в заблуждение общественное мнение связана с попыткой давления изначально на следствие, а потом и на суд. Для того, чтобы как максимум добиться прекращения дела за недоказанностью или как минимум затягивания судебного процесса с целью, которая помогла бы подсудимому Глебу Грозовскому провести как можно больше времени не в местах лишения свободы, а в изоляторе временного содержания, потому что содержание в СИЗО более щадящее, там есть много послаблений, нежели в зоне. И, соответственно, к лицам, совершившим изнасилование или другое преступление сексуального порядка, отношение в СИЗО мягче, нежели в тюрьме.


Глебом Грозовским и его защитой именно эта линия и поддерживалась. Он фактически не осуждался четыре года, потому что выдвигались различные новые обстоятельства, привлекались новые люди, которые якобы угрожали или совершили против него преступления, оклеветав его и, каким-либо другим образом, пытаясь посадить его в тюрьму, по надуманным причинам. Он выдвигал версии, такие как месть или необходимость убрать его как конкурента. Однако как следствие, так и суд детально разбирались в каждом новом его измышлении, последовательно доказывали их несостоятельность.


И третья сила, которая инициирует активную деятельность вокруг имеющейся ситуации, такой как введение ИНН, рабочие встречи Патриарха, так и дело Глеба Грозовского,  привлекают к себе людей т.н. популистов или паникеров, к сожалению иногда и в священном сане, которые пытаются на данном событии или заявить о себе, зарабатывая дешевую популярность, либо, страдая личными навязчивыми фобиями, посеять панику.


В ходе следствия по «делу священника Глеба Грозовского» свидетель защиты Роман Русаненко сделал громкое заявление. Он утверждает, что «за неделю до информационного вброса» протоиерей Сергий Бельков и его помощник Валерий Клюка якобы узнали, что на отца Глеба Грозовского открыто уголовное дело. Он сообщил, что в то время к нему позвонил В.Клюка, который сказал: «У твоего священника (о.Глеба Грозовского. – РНЛ) неприятности, и никто ему больше не поможет. На него открыто уголовное дело». Далее Русаненко сообщает, что по просьбе о.Глеба, который на тот момент находился в Израиле, он связался с его адвокатом Светланой. Из разговора он узнал, что она является «очень близкой духовной дочерью отца Сергия Белькова». По его словам, отец Сергий Бельков не скрывал, что не любит и презирает о.Глеба. Русаненко утверждает, что лично слышал, как отец Сергия по телефону угрожал отцу Глебу. Как бы Вы прокомментировали заявления Русаненко?

Все дело в том, что в своей жизни с Глебом Грозовским я встречался не более 4-х раз. Последний раз на суде, где меня опрашивали в качестве свидетеля. За несколько лет до известных событий, мне позвонил незнакомый мне священник, который представился Глебом Грозовским и попросил меня чтобы я помог убедить ему благочинного протоиерея Геннадия Зверева, чтобы он благословил ему поездку в Сочи, где проходил летний лагерь организации занимающейся реабилитацией наркозависимых «Центр здоровой молодежи». В то время (мне довелось с 2003 по 2014 годы быть руководителем Отдела по противодействию наркомании алкоголизму Санкт-Петербургской митрополии) нам было известно, что Центр здоровой молодежи является фасадной организацией неохаризматической секты «Царство Бога» со штаб-квартирой на Украине. Этой информацией я поделился с Грозовским, но он продолжал настаивать на целесообразности поездки, ссылаясь на свои миссионерские способности. В поддержке я ему отказал и предложил обратиться в профильный Миссионерский отдел епархии, пусть они ходатайствую перед благочинным если сочтут нужным. Прошло несколько лет, Грозовский продолжал сотрудничать с «Центром здоровой молодежи» читай сектой «Царство Бога», посещая различные мероприятия, которые они организовывали. Это продолжалось, несмотря на циркулярное распоряжение правящего архиерея о запрещении клирикам епархии сотрудничать с данной организацией.

Есть правила работы миссионера. Если миссионер, приходит, к примеру, в какую-то секту или его туда пригласили, и продолжают приглашать и один, и второй, и третий, и четвертый, и пятый раз — значит, миссионер работает на секту. В идеале миссионер может там работать один-два раза, потому что у него миссионерские цели, он должен приводить сектантов в Православие. А если этого не случалось, то это значит, что он говорит что-то такое и его поведение таково, что выгодно руководителям секты. Так получилось и в данной ситуации.
Сам я лично по своей собственной инициативе никогда не звонил Грозовскому, и у меня никогда не было его телефона. Несмотря на наше краткое знакомство, в поведении Глеба Грозовского прослеживались амбициозность и нарциссизм. Он очень хотел известности, славы, только слава у него получилась позорная и печальная.


Что касается адвоката Светланы. У меня никогда не было такого духовного чада. Но в нашем благочинии служит священник, которого зовут Сергий К.. И среди его знакомых есть женщина адвокат. Возможно в данном случае, просто перепутали двух священников с одинаковыми именами.
Одно из правил отцов, нас научает, что если тебя оклеветали, попытайся развеять клевету, а если это не удалось, презирай её, попытаюсь и я последовать их наставлениям. Клеветническое измышление Глеба Грозовского в мой адрес состояло в том, что я инициировал уголовное дело и решил лишить его свободы за то, что он якобы был конкурентом епархиальному отделу в области противодействия наркомании, а также в получении госфинансирования на эти цели.


Во-первых, Грозовский никогда не занимался реабилитацией, а сам всегда утверждал, что он миссионер. Во-вторых, наши центры не получали государственного финансирования, по той причине, что согласно Уставу Русской Православной Церкви, там не прописана работа с зависимыми людьми и, поэтому мы не могли участвовать в конкурсах. Отдел, который я возглавлял, не был юридическим лицом и тоже не мог участвовать в конкурсах. Защита Грозовского ссылается, что фонд «Православная реабилитация» дважды получал президентский грант и часть средств согласно программе была направлял в загородные реабилитационные центры СПб епархии. В конкурсе президентских грантов число участников не ограничено и конкурсная комиссия рассматривает их в закрытом режиме. И никто никому не может являться помехой в получении гранта. Да кстати, необходимо заметить, что фонд «Православная реабилитация», подавал свою заявку тогда, когда Грозовский скрывался от следствия в Израиле, читай внимательно, в т.н. реабилитационном центре «Царство Бога» или «ЦЗМ», что одно и то же.
Мне трудно понять поведение людей, позволивших ввести себя в заблуждение, группой манипуляторов и вот по какой причине. Если бы Грозовского посадили за попытку изнасилования взрослого человека, за наркотики или другие преступления, еще можно было бы предположить, что дело сфабриковано. Но здесь дети! Это же какими нужно быть изуверами-родителями! Если бы кто-то захотел его посадить, то должен был бы убедить нескольких родителей о том, чтобы они договорились со своими детьми о каких-то мерзких и постыдных вещах, которые в отношении их совершал священник. По сути дела они сами растлевали бы своих собственных детей, и их нужно было бы сажать в тюрьму! Идея возможности такого сценария могла родиться только в извращенном уме. По той статье, по которой обвинили Грозовского, уголовное дело невозможно сфабриковать и в нем были настолько веские доказательства, которые и дали суду право определить столь суровое наказание.


«Дело священника Глеба Грозовского» вновь привлекло внимание общественности к внедрению сектантов в сферу реабилитации наркозависимых. К сожалению, некоторые православные священнослужители, в том числе, по некоторым данным, о.Глеб, принимали участие в сектантских проектах в этой области. Как обстоит дело на сегодняшний момент?

Различные сектантские организации всегда есть и будут там, где появляется возможность гнусного прибытка. В настоящее время большая часть различных псевдо-реабилитационных центров являются откровенно сектантскими или мимикрирующими под различные социально-приемлемые учреждения. С целью облегчения вовлечения в секты людей с православным мировоззрением, они пытались и не оставят попытки привлечения священнослужителей для этого. В основном они идут двумя путями. Либо находят священнослужителей авторитетных, но слабо или вовсе не ориентирующихся в данном социальном служении и введя их в заблуждение, спекулируют их именем, решая свои задачи. При другом подходе, выбираются священнослужители молодые, малоопытные, но амбициозные и так же мало что-либо понимающие в данной проблематике и действуя с помощью духа лукавства и тщеславия, вовлекают их настолько глубоко (что и случилось с Глебом Грозовским), что последним часто трудно самостоятельно разобраться, что ими просто манипулируют.


Поэтому нужно вести себя очень осторожно. Что касается как первой, так и второй категория священников, то лучше поступить по пословице «не зная броду, не лезь в воду». Необходимо обратиться в Синодальный отдел по социальному служению, там есть Координационный центр по противодействию наркомании и спросить совета. При КЦ действует экспертная группа, которая поможет священнику разобраться, вовлекают ли его в секту, либо люди действительно занимаются реабилитацией. Глебу же Грозовскому желаю искреннего раскаяния и скорейшего освобождения.

По материалам ruskline

Телефон координатора центра: 8 800 775-74-36 (Звонок бесплатный), +7 931 540-0-140

© 2018 Обитель исцеления пос. Саперное г. Санкт-Петербург. Все права защищены.
создание и продвижение сайта - webology.ru