православная
реабилитация наркозависимых

"ОБИТЕЛЬ
ИСЦЕЛЕНИЯ"

при поддержке благотворительного фонда
«православная реабилитация»

Целью статьи является ознакомление присутствующих с успешным двадцатилетним практическим опытом работы с наркозависимыми, проводимой в Санкт-Петербургской митрополии по авторской программе реабилитации «Обитель исцеления» (С. Бельков, 2009), основанной на положениях христианской антропологии, православном святоотеческом учении и современной психологии.

Существуют определенные параллели между пониманием проблемы аддикции в современной психологии и христианской антропологии.  Это дает основание для сравнения и сопоставления опыта православной реабилитации и подходов, разрабатываемых в аддиктологии. Рассмотрим сначала вкратце особенности и эволюцию подхода к проблеме аддикции в психологиии.

Долгое время зависимость воспринималась через связь с употреблением психоактивного вещества – алкоголя или наркотиков, и основное направление работы состояло в устранении этого симптома. С течением времени была выявлена связь патологических зависимостей с личностными нарушениями пациентов, при этом перечень возможных агентов аддикции был существенно расширен. Оказалось, что можно выделить общие принципы аддиктивного поведения для широкого спектра поведенческих патологических стратегий.

Одним из самых важных принципов является цикличность поведения с четкими фазами и обеднением и угасанием стратегий поведения не помогающим реализовать этот цикл.

Исследователи отмечали, что к аддиктивному поведению чаще всего склонны незрелые личности, со слабыми компенсаторными возможностями психики, с низкой социальной адаптацией или в процессе социальной и психологической дезадаптации.

Аддиктивное поведение, в том числе связанное с употреблением наркотиков, обусловлено желанием человека уйти из реальной жизни путем изменения состояния своего сознания. Оно всегда характеризуется утратой личностью свободы воли, приобретением пагубных стереотипов поведения и деструктивных жизненных установок.

Ц.П. Короленко и Т.А. Донских указывают на формирование аддиктивной установки, как совокупности когнитивных, эмоциональных и поведенческих особенностей, вызывающих аддиктивное отношение к жизни.

Аддиктивная установка выражается в появлении сверхценного эмоционального отношения к объекту аддикции, мысли и разговоры об объекте начинают преобладать, появляется механизм интеллектуального оправдания аддикции, снижается критичность к негативным последствиям аддиктивного поведения и аддиктивному окружению, развивается также недоверие к лицам, не принадлежащим к этому окружению, в том числе к специалистам. (Игумнов С. А., 1999)

В целом изменения психики, которые происходят при аддикции следующие: подчиненность сознания предмету зависимости, утрата самоконтроля, отрицание самого факта зависимости.

Поскольку личность характеризуется как система отношений человека к окружающей действительности (Мясищев В.Н., 1995), необходимо работать не только с окружением зависимого человека, то есть с его семьей, но также и с обществом, процессы которого зачастую провоцируют развитие и распространение данной патологии. Следовательно, мы не сможем пройти мимо смыслов и ценностей, которые необходимы для формирования здоровой полноценной личности. То есть при обсуждении проблемы аддикции, мы не можем обойтись без проблемы нравственного выбора, высших ценностей, смысла жизни человека.

В настоящее время существует множество комплексных личностно ориентированных программ, направленных на коррекцию личности, которые применяются при работе с зависимыми пациентами.

Программа «Обитель исцеления» использует инструментарий, наработанный в аддиктологии, однако основана она на опыте, методах, приемах, и понятийном аппарате православной святоотеческой аскетической школы с двух тысячелетней историей.

В качестве аналога понятию аддикции в православной антропологии можно рассматривать понятие страсть.

У свв. отцов и подвижников страсть понимается прежде всего как порочное, греховное состояние, пленившее в послушание себе волю. Страсть — это образовавшаяся в нашем естестве наклонность и сильное постоянное и неудержимое влечение ко греху. «Страстью, — говорит преп. Иоанн Лествичник, — называется уже самый порок (греховный помысел, осуществляющийся в греховном деле), от долготы времени вгнездившийся в душе и через навык, сделавшийся как бы природным ее свойством, так что душа уже произвольно и сама собою к нему стремится» (Иоанн Лествичник, 2004).

Страсть в человеке, постепенно укореняясь, становится как бы второй его природой, основным ядром его чувств и хотений. Подобным же образом определяет страсть преп. Нил Сорский; страстью он называет такую греховную склонность и такое греховное действие, которое, долгое время гнездясь в душе, посредством привычки, обращается как бы в естество ее. (Нил Сорский 2004).

Эмпирический опыт показывает, что если греховному пожеланию отказать, то в другой раз оно подействует уже слабее и затем совсем утихнет. Но при его удовлетворении оно будет действовать каждый раз с новой силой, приобретая все большую и большую власть над волей человека. И наконец, рождается навык, страсть.  О подобном  развитии  страсти  пишут святые отцы: «При частом повторении того или иного греха и весь строй сердечный, все помыслы человека, его чувства и желания,  от частого обращения и пребывания в данном греховном состоянии  приобретают страстное греховное направление и, в свою очередь, питают страсть, побуждая на греховные дела, непрестанно возмущают и волнуют душу страстными внушениями, от врага влагаемыми» (Нил Сорский, 1892).

Таким образом, в составе образовавшейся страсти следует различать:

1) сердечное расположение  (аддиктивная установка) и 2) привычные греховные действия, удовлетворяющие страсть (циклическое аддиктивное поведение).

Когда человек бывает в состоянии образовавшейся и укрепившейся в нем страсти, тогда и сердечное расположение (соуслаждение) к страсти и привычные греховные действия можно сказать, равносильны.

Все сказанное выше позволяет сделать вывод о том, что понятие страсти шире понятия аддикции и тесно связано со религиозными категориями греха, покаяния, духовности и т.п. С точки зрения автора это является скорее преимуществом описываемого подхода, чем его недостатком, т.к. позволяет начать коррекцию личности на ранних этапах когда ее разрушение еще не так заметно. Однако важно отметить тот факт, что  описание “симптомов” страсти и развития страстного состояния удивительно точно совпадают с описанием аддикции и аддиктивного поведения.

Общими чертами аддикции и страсти являются:

  1. Рассмотрение развития аддикции (страсти) как результата комплексного нарушения,  затрагивающего все  уровни человеческой личности
  2. Повреждение (пленение) воли человека
  3. Циклический характер поведения

В соответствии с последними тенденциями в аддиктологии, комплексное нарушение структур личности требует и комплексного подхода к решению проблемы аддикции, который должен включать в себя привлечение к работе с зависимым специалистов различного профиля, реформирование структуры ценностей человека, работа с окружением зависимого, его семьей.

Такую помощь наркозависимым с 1996 года оказывают в Санкт-Петербургской митрополии в реабилитационных центрах  Саперное и Красноармейское (мужчины) и Торфяное (женщины) на основании авторской духовно-ориентированной программы «Обитель исцеления». (Сергий  Бельков, 2009).

Задачами программы является не только побудить наркозависимого отказаться от наркотиков, но и заполнить «экзистенциональный вакуум», возникающий  у него после этого отказа. Сформировать у наркозависимого идеологически обоснованную стратегию избавления от наркотиков и установку на отказ от воспроизводства наркотических практик в своей повседневной жизни.

Развитие воли и ответственности у воспитанника становится основой оздоровления личности, обеспечивает дальнейшую стойкую ремиссию. Социальная адаптация воспитанников заключается в выработке навыков конструктивного взаимодействия в обществе (семье, трудовом коллективе), восстановление или формирование способности к регулярной трудовой деятельности.

В ходе комплексной духовной, психологической, педагогической и социально-трудовой реабилитации осуществляется восстановление духовных ценностей, изменение мировоззрения, переосмысление прошедшего жизненного этапа, воспитание наркозависимых ребят на основе традиционных для России духовных и культурных ценностей. Принципы, применяемые при душепопечении в наших реабилитационных центрах, строятся с учетом христианской антропологии, психологии, физиологии, наркологии, гомилетики, аскетики и других важных дисциплин.

Первым этапом программы является мотивационный этап, который проходит амбулаторно в Дневном стационаре, его длительность от одного до трех месяцев. В настоящее время он организован в Санкт-Петербургской митрополии при храме Воскресения Христова.

Коллектив психологов, педагогов, священников и волонтеров проводят групповые занятия, целью которых является формирование устойчивой мотивации на участие в реабилитационном процессе, проведение психологической диагностической и коррекционной работы, знакомство с православным учением и церковной жизнью.

На базе Дневного стационара ведется работа с родителями и близким окружением зависимого, проводятся групповые психологические занятия, беседы со священником. Участие в этой программе для близких реабилитантов, посещающих Дневной стационар и уехавших на реабилитацию в загородный центр является обязательным. На занятиях так же приглашаются родственники и друзья зависимых, которые еще не поступили в Дневной стационар.

После прохождения мотивационного этапа, воспитанник уезжает в загородный реабилитационный центр, где продолжительность пребывания длится не менее двенадцати месяцев.

Основные компоненты загородной реабилитационной программы:

  • Сформирована здоровая социальная среда, способствующая выработке конструктивных способов взаимодействия и поведения.

Организация реабилитационной среды строится по образу правильной большой многодетной семьи или общины монастырского типа. Во главе семьи находится священник, являющийся «строгим и любящим отцом», который определяет план работы, контроль за выполнением и качеством работы, понимающий чувства реабилитантов, помогающий разбираться в духовных и житейских вопросах. Образ женщины-матери несет матушка (жена священника). Она также общается с реабилитантами, показывает пример в работе (на поле, огороде, домашнем хозяйстве), помогает им советом в семейных делах и общении с родителями, оделяет теплой материнской заботой. Помощь священнику оказывают сотрудники и несколько волонтеров (ребят, которые прошли реабилитацию в центре и имеют определенный духовный или профессиональный уровень). Их задача – быть примером для реабилитантов, научить их жить по принципу «делай, как я». Следующим звеном идет костяк группы – «старшие братья» – это ребята, которые живут на приходе 3-4 и более месяцев, знающие порядки, дисциплину, которым доверяют. Они помогают адаптироваться вновь поступившим и служат им примером. Среди них выбираются старшие по работам, по быту и т.п. Важным моментом является вхождение новых братьев в общину по одному с промежутком не менее двух недель, чтобы запустить процесс адаптации и позволить новичкам влиться в сформированную систему.

Важными составляющими реабилитационной программы являются разрушение деструктивных жизненных установок, ложных представлений и ценностей, разрушительных мотивов, пагубных стереотипов поведения, и формирование здоровых способов взаимодействия в семье, коллективе.  Такая работа направлена на разрешение конфликтов «личность – личность», «личность – семья», «личность – общество». В результате реабилитации воспитанники получают навыки конструктивного взаимодействия в социуме.

  • Трудовая деятельность в общине.
Занятия трудом направлены на то, что бы привить реабилитируемым молодым людям привычку к систематической работе, они должны усвоить все необходимые навыки самообслуживания. Начинают формироваться такие качества, как аккуратность, усидчивость, уважение к чужому труду, способствует выработке адекватной самооценки, что необходимо для дальнейшего процесса социализации вне центра.
  • Влияние на ценности и смысловое содержание личности.
В церковной библиотеке индивидуально для каждого воспитанника подбираются книги для чтения, темы для написания рефератов. Работает кинолекторий с обязательным последующим обсуждением фильмов, особое внимание уделяется культуре речи. Проводятся занятия по Закону Божию и Новому Завету, где учитывается определенная специфика и прежний образ жизни реабилитантов.
  • Духовное окормление.

Духовный компонент нашей программы является ее центральным звеном. Так как с точки зрения православной антропологии, наркомания – это проблема по преимуществу духовная, то и решаться она должна в первую очередь духовными средствами.

Основой и духовным центром жизни в православном приходе является храм. Будучи его прихожанами, наши воспитанники понемногу начинают осознавать и видеть высокий смысл литургии, сущность церковных таинств и глубину  молитвы. Именно в храме, многими из них переживается своя личная встреча с Богом, здесь делаются первые шаги человека к  духовной работе, к покаянию и к Святому Причастию.

Ключевым понятием духовной реабилитации является покаяние – метанойя, что в переводе с греческого означает изменение мышления,  которое неизбежно приводит и к изменению поведения. Отвращение человека от бывшего образа жизни направлено не в пустоту, а к  противоположному – возненавидевший грех обращается к добру,  правде – а это и есть новая, созидательная, счастливая жизнь. Покаяние не унижает человека, но дает ему мощный стимул для духовной работы над собой, для творческой перемены жизни. Регулярное участие в таинстве исповеди способствует устранению аддиктивной установки, исцеляет личность воспитанника.

На каждую седмицу составляется «Евангельская заповедь недели». Из Евангелия, которое читается на утреннем правиле, берется какая – либо заповедь. Она разъясняется воспитанникам на основании толкования святых отцов. Заповеди на неделю вывешиваются в келиях, где проживают реабилитанты и ежедневно повторяются перед началом трапезы. По окончании недели, обычно в понедельник, воспитанники собираются самостоятельно или со священником и обсуждают, кому и при каких обстоятельствах помогла та, или иная из заповедей  как при проживании в реабилитационном центре, так и до приезда в обитель. Это очень эффективное духовно-психологическое упражнение. В данном случае включена когнитивная сфера, то есть происходит процесс суждения, запоминания и  сохранения знаний. Знание заповеди  вначале воспринимается реабилитантами как нечто внешнее (не мое), но затем постепенно превращается в опыт и убеждение.

Еще одной жемчужиной дореволюционного духовного наследия является чин принятия обета трезвости. Этот чин был установлен  Церковью в XIX веке во время активизации трезвеннического движения в России. Обет дается воспитанниками в храме перед иконой Божией Матери в торжественной обстановке и только добровольно. После принятия обета о неупотреблении табака, наркотиков и алкоголя, давшему обет вручается «Обетная грамота». Первый раз обет принимается на короткий срок,  впоследствии увеличивается на несколько лет. Если человек выдержал обещанный срок, то по его просьбе обет может быть дан на всю жизнь.

Ведущее значение в преображении реабилитантов имеет духовное наставничество. Священнику недостаточно остановиться на том этапе, когда воспитанник принимает слова или советы наставника, чувствуя к себе доброе отношение, соглашаясь с тем, что священник прав, советует разумно. Нужно стараться выстроить отношения «священник–воспитанник» так, чтобы наставление принималось не только умом, но и сердцем. Для этого, при относительно небольшом количестве наркозависимых важно, чтобы воспитанников окормлял один духовник, но не по должности, а по пастырской любви.

Описанная нами духовно-ориентированная программа «Обитель исцеления» показала на протяжении двадцати лет свою высокую эффективность. До 80% наркозависимых прошедших реабилитацию в наших центрах, находятся в состоянии стойкой ремиссии.

Однако все кто занимается данной проблемой или страдает наркотической зависимостью, должны прислушаться к словам преп. Макария Оптинского: «самоуверенное стремление скоро победить страсти, есть безумие от гордости происходящее». Дело полного очищения от наркотической страсти требует не недели, не даже месяцев, но многих лет. Необходим подвиг и труд, пока будет побеждена страсть.

Литература:

  1. Даренский И. Д. Аддиктология как научная дисциплина и область практической деятельности. // Аддиктология.— 2005. — №1. — С.8 —13
  2. Бельков С., прот., «Духовно-нравственная программа реабилитации наркозависимой молодежи» сб.научн. сообщений «Служба практической психологии в системе образования» вып.13 СПб., АППО.2009.с74-80.
  3. А. Егоров «Перспективы лечения аддиктивных расстройств: теоретические предпосылки», 2012.
  4. Карвасарский Б. Д. Психотерапия: учеб. для вузов / Изд. 2-е, перераб. –– СПб.: Питер, 2002. – 672.
  5. Игумнов С.А. Клиническая психотерапия детей и подростков: Справ, пособие. – Минск, 1999.
  6. Психосоциальная аддиктология. Ц. П. Короленко, Н. В. Дмитриева. Новосибирск, Издательство «Олсиб», 2001 – 251с.
  7. Преп.Иоанн Лествичник. Лествица. СПб., 2004. с. 81.
  8. Преп. Макарий Оптинский /Письма о смирении, самоукорении и терпении скорбей / Онлайн библиотека сайта Православие и мир, 2011-2015
  9. Преп.Нил Сорский. Устав о скитской жизни в изложении еп.Иустина. М., 1892. с.34.
  10. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. М., 1989. с.174.
  11. Свт.Феофан Затворник. Душеполезные поучения. Оптина Пустынь.  2008. с.206.
  12. Мясищев В.Н. Понятие личности в аспектах нормы и патологии // Психология отношений. – Москва – Воронеж, 1995. – c. 48-53.

Ключевые слова: аддикция, страсть, наркотическая зависимость, аддиктивное поведение, реабилитация наркозависимых,  комплексные личностно ориентированные программы реабилитации, духовно-ориентированная программа «Обитель исцеления», духовные ценности, грех, покаяние.

В статье проведен сравнительный анализ трактовки понятия аддикции в современной психологии и понятия страсти в христанской антропологии. Показаны существенные сходства между этими понятиями и, как следствие, между секулярным и православным подходами к реабилитации наркозависимых. Названы основные различия православного и секулярного подходов. Описана программа православной реабилитации  наркозависимых «Обитель исцеления», основанная на святоотеческом учении Русской Православной Церкви и успешно реализуемая в Санкт-Петербургской митрополии на протяжении последних 20 лет. Приведены цели и задачи программы, ее основные принципы, перечислены основные компоненты программы, раскрыты особенности терапевтической среды, психологической и духовной работы с личностью реабилитанта.

Orthodox approach to an addiktion problem. Practical experience of rehabilitation of drug addicts in the center «Sapernoe»

In the report a comparative analysis of addiction concept interpretation in modern psychology and  passion concept  one in Christian anthropology is carried out. Essential similarities between both mentioned concepts as well as between secular and Orthodox approaches to drug rehabilitation is shown. The main distinctions of the Orthodox and secular approaches are named. Drug rehabilitation orthodox program «Convent of healing», based on the patristical doctrine of Russian Orthodox Church and successfully conducted in the St. Petersburg Archdiocese for the past 20 years is described. Goals and objectives of the program are given, its basic principles and key components are disclosed, particular therapeutic environment, psychological and spiritual work with a person rehabilitant are articulated.

Key words: addiction, passion, drug addiction, addictive behavior, drug rehabilitation, complex personality-oriented rehabilitation program, spiritually-oriented program «Convent of healing,» spiritual values, sin, repentance.

Фенотипические особенности духовно-ориентированной реабилитации наркозависимых женщин (на примере женского реабилитационного центра для потребителей наркотиков «Торфяное»)

Наркомания поражает не только мужское население страны. По некоторым данным женщины в 5 раз чаще привлекаются к уголовной ответственности за распространение наркотиков [6].

Действительно уголовно-правовая характеристика совершаемых женщинами преступлений представлена в основном тремя группами правонарушений: преступления против личности, преступления против экономики, преступления против здоровья населения и общественной нравственности, что включает в себя незаконный оборот наркотиков.

Уровень преступности среди женщин в структуре всей преступности составляет около 15%. Однако женская доля в общей структуре правонарушений, за незаконный оборот наркотиков составляет до 24,3% [9].

Женская преступность, особенно связанная с незаконным оборотом наркотиков является показателем нравственного здоровья общества, его духовности, отношения к базовым человеческим ценностям.

Учитывая особую значимость женщины для существования общества – ее физического, душевного и духовного здоровья, нами при православном приходе наряду с епархиальным мужским реабилитационным центром «Саперное» был организован женский реабилитационный центр «Торфяное».

Общеизвестно, что подлинное исцеление от наркомании возможно только в процессе преобразования человека, зависимого от наркотиков, при изменении его сознания, образа жизни, ценностной и смысложизненной ориентации. Этот процесс можно охарактеризовать как сознательное и целенаправленное развитие человеком самого себя и смена им своего основного жизненного вектора, как кардинальное преодоление сложившегося образа жизни, стереотипа поведения, в соответствии с выстроенной иерархией ценностей и обретенным смыслом индивидуального бытия.

Православная психотерапия видит источник наркомании в страстях человека, поэтому ее методология имеет свои специфические особенности.

Первая и главная особенность состоит в том, что Бог – в духовно ориентированных программах, базирующихся на православном вероучении, является основным делателем реабилитационного процесса.

Вторая особенность – при участии в реабилитационных программах различных специалистов-психологов, педагогов, врачей, социальных работников ключевая роль принадлежит священнику как совершителю таинств Церкви.

Третья особенность – духовная психотерапия людей с патологическими зависимостями, которая используется в Русской Православной Церкви, рассматривает человека не только как больного, нуждающегося в лечении тела, психотерапии, психокоррекции, но и как страждущего грешника, которому необходимо лечение на духовном уровне. Христианство является, в сущности говоря, «наукой, которая лечит то есть неким психотерапевтическим методом и курсом» [4].

Таким образом, исцеление от патологических зависимостей можно считать полноценным, если наряду с исцелением тела и души происходит и духовное оздоровление.

Использование церковного опыта исцеления от патологических зависимостей позволяет говорить о существовании надежного и эффективного направления во врачевании души – православной психотерапии. Термин «православная психотерапия» имеет научное обоснование. Как указывается в «Психотерапевтической энциклопедии» под ред. Б.В. Карвасарского: «… православная психотерапия – совокупность форм и подходов к врачеванию души, имеющих в основе мировосприятие, покоящееся на православной вере, духовном, аскетическом и литургическом опыте Единой, Соборной и Апостольской Церкви (конфессионально определяемой как Православная). Выделяемая в самостоятельное направление, православная психотерапия определяется с религиозно-конфессиональной тональностью, потому что ее фундаментом являются опытно-теоретические знания православной антропологии, гомилетики, аскетическое и святоотеческое учение о духовной жизни, о страстях как первоисточнике патологических болезненных процессов в человеческом организме, о подвижничестве как духовной брани, а также многовековой положительный опыт Церкви в деле душепопечения и понимание нравственного христианского долга в духе Святого Евангелия, христианских заповедей.

При полном принятии значения совокупности клинических, психологических, социальных и биологических факторов опытное знание о человеке подвижников христианского благочестия, отцов и учителей Церкви, запечатленное в их творениях, содержит категории и понятия, которые отличают его от аналогичной области знания как от современной научной психотерапии и психологии, так и от инославных религиозных систем» [7].

Принципы, используемые в процессе душепопечения в наших реабилитационных центрах, строятся с учетом христианской антропологии, психологии, физиологии, гомилетики, аскетики и других важных дисциплин [1].

Реабилитационный процесс осуществляется в два этапа.

Первый этап реализуется в дневном стационаре при Александро-Невской Лавре города Санкт-Петербурга, по специальной программе, рассчитанной на срок до трех месяцев, которая предусматривает: развитие ответственности, укрепление воли, становление самосознания и выработку мотивации для исцеления от наркотиков. Эту работу осуществляют священники, психотерапевты, психологи и волонтеры центра. В программу включены молебны, духовные беседы, индивидуальная и групповая психологическая коррекция, психотерапия с зависимыми и созависимыми, а также трудотерапия.

Второй этап проходит в стационарном режиме в загородных реабилитационных центрах по программе, имеющей пять основных компонентов: духовный, психологический, образовательный, коррекционно-педагогический, социально-терапевтический.

Содержание духовно-ориентированной программы, в соответствии с которой происходит процесс реабилитации в наших центрах, опубликовано в предыдущей статье журнала «Наркология» [3].

Учитывая, что в России функционирует 3 специализированных женских реабилитационных центра, то, соответственно, об особенностях женской реабилитации, которые наиболее специфически проявляются не в смешанных (мужчины и женщины), а в раздельных центрах нам часто задают вопросы: есть ли разница в сложности реабилитации между мужчинами и женщинами? Гендерные особенности наркозависимых женщин проявляются в процессе реабилитации.

В первую очередь следует определиться с понятийным аппаратом. Часто понятия «пол» и «гендер» отождествляются, что создает трудности в понимании того, о чем идет речь. Если речь идет о биологических различиях мужчин и женщин как индивидов, то целесообразно использовать термин «пол».

Если говорить о психосоциальной, социокультурной роли мужчин и женщин как личности, то правильнее говорить о гендере (т.е., социальном аспекте соотношения полов). Или по известному выражению Вирджинии Сатир: «гендер – это осознанное значение пола» [8].

Вряд ли у кого-то вызовет возражение то утверждение, что различия в поведении мужчин и женщин обусловливаются как биологическими факторами (пол), так и социальными влияниями (гендер).

Исходя из этого в работе с наркозависимыми мы учитываем не только генетический (биологический) пол и гендерный (психологический) пол, а совокупность этих феноменов, их сплав, которые образуют такое понятие как фенотип или фенотипический пол [6].

Все этапы вхождения в программу для женщин, как и сама программа идентичны той, по которой происходит реабилитация мужчин. Однако в практическом ее исполнении реабилитация женщин имеет свою специфику, свои нюансы.

Прежде всего, следует отметить, что нашим воспитанницам (реабилитанткам) присущи все особенности, относящиеся к женщинам, только с той разницей, что девиантное поведение, которое привело их к потреблению наркотиков и в дальнейшем развилось в процессе их приема, значительно исказило в них образ Божий, а о подобии говорить вообще не приходится.

Психологический уклад мужчины и женщины, существенно различается. Различны их манеры, привычки, оценки, представления о должном и допустимом. Это не означает, что между женщинами и мужчинами нет ничего общего или одни хуже других. Нет. Просто они другие.

При поступлении на реабилитацию, на основе изучения типологических особенностей личностей нами выведен статистический достоверный  т.н. «портрет наркомана». Для этого был использован метод многофакторного исследования личности  MMPI-566. При исследовании группы наркозависимых (32 человека) мы получили т.н. «плавающий» тип профиля, что свидетельствует о значительной тяжести их психического состояния.

Полученный нами «портрет наркомана» отражает такие психологические черты как импульсивность, конфликтность. Они сталкиваются с противоположными чертами: гипостеничностью, истощаемостью, склонностью к депрессивным состояниям, что отражает наличие внутреннего конфликта. Сочетание депрессивных качеств с ажитацией и беспокойством представляют собой почву для наркомании и часто встречается при психопатии с различными влечениями и антисоциальными тенденциями.

Кроме этого, при исследовании нами выявлен еще один противоречивый паттерн профиля потребителя наркотиков – состояние выраженного стресса, предрасполагающего к гиперкомпенсаторной задействованности различных защитных механизмов и повышению активности личности несмотря на растерянность и депрессивный спектр переживаний. «Портрет наркомана» также характеризуется трудной прогнозируемостью и неуправляемостью поступков. Исследования указывают на экставертированную направленность личности наркомана: стремление к стимуляции извне, расторможенность поведения, интенсивное вовлечение в различные формы активности. Стремление потворствовать сиюминутным потребностям, гедонистическая направленность берут верх над любыми сдвинутыми в будущее целями и ценностями [2].

Кроме этого, нами выявлено, что в ситуации стресса поведение наркомана легко приобретает антисоциальные черты. Наркозависимым присущи неадекватная самооценка, комплекс неполноценности и стремление к бесконтрольному поведению.

Данное исследование помогает нам  наиболее точно определить «терапевтические мишени» коррекционной работы с зависимыми лицами.

В соответствии с нашими многолетними наблюдениями и исследованиями видно, что у женщин, потребляющих наркотики, в более короткий срок, чем у мужчин происходит глубокая деформация нравственных установок. Они становятся лживы, вороваты, бесстыдны, легко раздражаются, агрессивны. У некоторых женщин эти стереотипы поведения могут формироваться в результате унижения от клиентов при занятии проституцией, которой они часто вынуждены заниматься с целью получения денег на наркотики.

Необходимо отметить, что преступности вообще и преступности наркозависимых женщин в частности активно способствует наблюдающиеся в последние годы постоянное стирание граней между добром и злом, дозволенным и недозволенным, похвальным и постыдным. Люди стали меньше задумываться над этими извечными категориями, составляющими основу нормальной жизни. У многих почти исчезло чувство стыда, переживание своей вины, а потому нет покаяния, сожаления по поводу содеянного и желания осмыслить свои поступки в нравственных ценностях.

Исследования путем опроса поступающих на реабилитацию наркозависимых женщин показывают, что 100% из них до начала употребления наркотиков были курящими. Такое же процентное соотношение составляют женщины, поступившие на реабилитацию в отношении добрачных связей, т.е. почти 100% наркозависимых изначально утратили девство, а уже потом стали потребителями наркотиков.

Совместный реабилитационный процесс мужчин и женщин крайне сложен и непродуктивен. В таком случае он проходит намного сложнее и больший процент воспитанников выбывает из программы за различные нарушения. Особенно негативно данный вариант влияет на женщин. Это происходит в связи с тем, что через общение с мужчинами – участниками программы реабилитации, среди которых немало судимых, происходит криминогенное заражение женщин, усвоение ими, или поддержание сложившихся ранее патологических установок и стереотипов. Могут завязаться интимные отношения, которые препятствуют плодотворному реабилитационному процессу. Однако, и при раздельной реабилитации первые 2-3 месяца женщины труднее поддаются психологической коррекции. Они более тревожны, подвержены депрессиям. Если основные негативные эмоции у мужчин – гнев и прямая агрессия, то у женщин это страх, печаль, уныние, вербальная или скрытая агрессия.

Наряду с изучением  усредненного  профиля наркомана, отражающего основные характерные особенности группы, мы исследовали отличие женского и мужского профилей. Исходя из представленного ниже графика, можно сделать вывод, что  при их сравнении в женском варианте заметна тенденция к более выраженной «психотической тетраде» (сочетание шкал импульсивности, ригидности, индивидуалистичности, оптимистичности) с ростом позитивного наклона профиля.  Повышается степень выраженности дезадаптивного состояния, что позволяет предположить тенденцию к росту процесса возбуждения и риску деструктивных поведенческих реакций. Умеренное повышение сочетания шкал 4 и 9 отражает склонность к лидерству, тщеславную устремленность заслужить высокую оценку окружающих, несмотря на конфликтность и неустойчивость поведения.

В фазе повышения «мании» их поведение становится вспыльчивым, хаотичным и раздражительным вплоть до антисоциальных и аморальных поступков. Однако, наши предположения по анализу женского варианта «портрета наркомана», с учетом характеристик личностных шкал, нуждается в дальнейших исследованиях (см. график «Сравнение усредненных профилей MMPI-566 наркозависимых  мужчин и женщин при поступлении»).

График. I.   Сравнение усредненных профилей MMPI-566
наркозависимых мужчин и женщин при поступлении.

В процессе реабилитации женщин также необходимо учитывать, что они хуже, чем мужчины справляются с эмоциональными проблемами и возникающими трудностями, в результате слабого развития волевой сферы, сильнее переживают конфликты. Они «застревают», тщательно обдумывая возникшую проблему, а при ее разрешении в скором времени или сразу же, находят новую, что увеличивает их уязвимость к стресс-фактору.

К наиболее распространенным греховным поступкам наших воспитанниц, на начальном этапе реабилитации, кроме уже упомянутых, можно отнести тщеславие, злопамятность, зависть и ревность.

По результатам наблюдений в процессе реабилитации нами выявлено, что женщины чаще всего вступают в конфликты, когда они связаны с их личными потребностями. Причем уязвляют противника наиболее сильно, вспоминая старые ошибки и обиды, допущенные по отношению к ним в прошлом (злопамятность). Женщины чаще используют различные манипулятивные стратегии и действуют иногда более тонко, чем мужчины. Свойства характера мужчин часто читаются в чертах их лица, одежде, манере одеваться, слушать и т.д., у женщин это выявить гораздо сложнее. Женщина всегда знает (или думает), что на нее смотрят, оценивают. Поэтому она внутренне всегда готова к этому. Она старается быть естественной, однако в женском понимании это значит быть лучше, чем она есть на самом деле (тщеславие). Женщины тоньше, чем мужчины угадывают состояние другого человека по тембру голоса и при других экспрессивных проявлениях. Они точнее определяют эффект своего собственного воздействия на другого человека. Данные особенности следует иметь в виду, оценивая внутреннее состояние как реабилитанток, так и свое собственное при воспитательном процессе.

Женщина умеет хранить свои личные тайны, но чужие почти никогда.

При духовном окормлении воспитанниц нужно знать, что женщинам необходимо уделять большее количество времени и проявлять больше терпения, чем для разговора с мужчинами. Например: женская речь требует большего разговорного пространства, так как имеет некий «колебательный характер» в ней – «да» и « нет», «как скажете», «может быть». Женщины в разговоре чаще задают вопросы, извиняются и выражают сомнения чаще, чем мужчины. Нужно знать, чем дольше и эмоциональней говорит женщина, тем ей лучше становится. Зачастую ей даже не нужен наш совет – необходимы только интерес и сочувствие.

Женщины более ревнивы и совсем необязательно это проявляется к мужу или мужчине, который нравится. Это может проявляться к родителям, подруге, сотрудникам реабилитационного центра, священнику и любому другому значимому лицу.  Почвой для ревности часто может служить недостаток внимания к воспитаннице. Поэтому, по возможности, необходимо всем участницам реабилитационного процесса оказывать одинаковое внимание. Исключение могут составлять более беззащитные и ранимые, а также наиболее перспективные в своем духовно-нравственном развитии наркозависимые представительницы женского пола, проходящие программу реабилитации. Быстро укрепившись в добродетелях, они смогут стать помощниками другим.

Наш опыт показывает, что женщины обладают неустойчивостью настроения, податливы влиянию окружающих в т.ч. и негативному, зависят от мнения окружающих о себе, озадачены своей внешностью и манерами. Иногда можно предположить, что они болеют чаще, чем мужчины, однако при более тщательном рассмотрении выясняется, что женщины больше говорят о болезнях, а переносят их более терпеливо, чем мужчины.

Это далеко не все особенности, связанные с трудностью реабилитации женщин.

Сейчас бы хотелось сказать о положительных особенностях женской реабилитации.

После переживания, потрясения (смерть близкого человека, тяжелая болезнь, предательство и т.д.) женщины более склонны к позитивным изменениям. В трудную минуту они чаще и больше обращаются к Богу.

Женщины более практичны, выносливы и аккуратны при выполнении послушаний, что обусловлено самой женской природой

Они умеют слушать и сосредотачиваться на проблеме собеседника, реже перебивают в процессе диалога. Свободнее выражают свои эмоции и чувства, более способны к доверительным отношениям, что способствует более эффективному процессу душепопечения воспитанниц.

Женщины наиболее склонны к общению и ориентированы на сотрудничество.

Нами выявлено, что в конфликтных ситуациях они используют стратегии, направленные на компромисс, уменьшение враждебности, в отличии от мужчин. Еще одной особенностью при конфликтных ситуациях является то, что женщины при их разрешении более ориентированы на чужое мнение и здесь велика роль посредника, которыми часто являются сотрудники реабилитационного центра или волонтеры, что позволяет конструктивно разрешить возникший конфликт.

Высокий потенциал в окормлении воспитанниц представляет тот факт, что женщины наиболее нуждаются в доверительных отношениях с лицами другого пола (мужем, сыном, духовником).

В процессе духовного окормления участников реабилитационного процесса выявлено, что женщины наиболее эмоционально реагируют при замечаниях и поощрениях. При положительной или отрицательной оценках их действий особо значима эмоциональная окраска: сопереживание, сорадость, огорчение. Женщинам нежелательно сразу сказать слово «плохо», часто возникают слезы и бурная реакция в различных ее проявлениях.

Им необходимо помочь понять, почему плохо и как это исправить, тогда они стараются избежать данной ошибки в другой раз.

Еще одним замечательным качеством женщин в процессе реабилитации является их способность к жертвенности.

Женщины наиболее склонны принимать на себя решение проблем в конфликтной или иной сложной ситуации. Ранее, когда в нашем центре реализовывалась программа совместной реабилитации мужчин и женщин, случались нарушения, касающиеся половой близости воспитанников. Нарушителям предлагался выбор по их соглашению, один из виновников покидал программу добровольно. За шесть лет совместной реабилитации такое желание не высказал ни один мужчина. Женщины вызывались покинуть программу в пользу мужчины, несмотря на то, что по приезду к месту жительства их ожидали большие проблемы, нежели у уехавшего из центра партнера.

Необходимо дополнить, что у мужчин и женщин, поступивших к нам на реабилитацию, мы всегда оцениваем наличие ярко выраженной степени маскулинности и феминности, чтобы правильно выстроить с ними стратегию взаимоотношений. Для выявления феминности и маскулинности у женщин и мужчин мы не прибегаем к исследованиям посредством специальных тестов.

Эта особенность достаточно несложно определяется по построению речи, тембру голоса, телосложению, склонности к определенному виду деятельности, наиболее выраженным чертам характера, поведению, жестам, отношению к окружающим, самооценке и другим признакам.

Известно, что все особенности мужского пола можно найти хотя бы и в самом малом развитии у женского пола и, соответственно, наоборот.

Исходя из этого понятно, что в работе с маскулинными женщинами необходимо учитывать, что их поведение будет в чем-то более похоже на поведение мужчин, чем поведение феминных воспитанниц в аналогичных ситуациях. Это же правило безусловно и для мужчин.

Целью нашей работы являлась демонстрация того, что особенности между мужской и женской реабилитацией существуют, причем на первом этапе реабилитации – первые 2-3 месяца, женщины с меньшим успехом, чем мужчины, поддаются психокоррекционной терапии.

Еще одной целью данной статьи является желание автора поделиться практическим опытом в сфере женской реабилитации, организованной в раздельных центрах, т.к. таковые центры практически отсутствуют на территории Российской Федерации.

Кроме того, мы ставили задачу показать пусть и небольшую часть психологических особенностей женщин – как тех, которые усложняют реабилитационный процесс, так  и тех,  которые делают его более успешным.

Мы понимаем, что данная работа представляет из себя лишь легкий штрих в изучении и понимании психологических особенностей наркозависимых женщин при реабилитации. Подобные исследования необходимо проводить и далее с целью определения наиболее эффективных терапевтических мишеней для женщин и совершенствования реабилитационных программ.

Список литературы

  1. Бельков С.Н. Преобразование наркозависимого человека в процессе реабилитации // Известия Российского Государственного Педагогического университета им. А.И. Герцена – 2009. – № 113.
  2. Бельков С.Н. Духовно-ориентированная программа преобразования личности в процессе реабилитации лиц с наркотической зависимостью // Академия последипломного педагогического образования. Диплом. СПб: 2010.
  3. Бельков С.Н. Духовно-ориентированная психотерапия патологических зависимостей на основе эмпирического опыта православных реабилитационных центров Санкт-Петербургской епархии //  Наркология, №11, 2009 г., С. 86-91
  4. Влахос И. Православная психотерапия // М.: Свято-Троицкая Сергиева лавра, 2004. – 368 с.
  5. Ермеева  В.Д. Мальчики и девочки – два разных мира / Ермеева В.Д., Хризман Т.П. // СПб; Тускарора, 2006.
  6. Ильин Е.П. Пол и гендер / Питер, 2010 г.
  7. Психотерапевтическая энциклопедия / Под ред. Б.Д. Карвасарского. – 3-е изд., перераб. и доп. – СПб.: Питер, 2006. – 944 с.
  8. Сабунаева М.Л. Практикум по гендерной психологии /  Сабунаева М.Л., Гусева Ю.Е. // СПб.: 2003 – 369с.
  9. Хачатурян С.Д. Социально-психологическая подготовка осужденных женщин к освобождению. Диагностика,  психокоррекция, и обучение. / Хачатурян С.Д., Ильин А.В., Федоренко В.В., Гутман К.А. – Владимир.2010

Ключевые слова: наркотическая зависимость, гендерные особенности, женская реабилитация, православная психотерапия, портрет потребителя наркотиков.

Подлинное исцеление от наркомании возможно только в процессе преобразования человека, зависимого от наркотиков, при изменении его сознания, образа жизни, ценностной и смысложизненной ориентации. Этот процесс можно охарактеризовать как сознательное и целенаправленное развитие человеком самого себя и смена им своего основного жизненного вектора, как кардинальное преодоление сложившегося образа жизни, стереотипа поведения, в соответствии с выстроенной иерархией ценностей и обретенным смыслом индивидуального бытия. Данная работа свидетельствует о том, что особенности между мужской и женской реабилитацией существуют, причем на первом этапе реабилитации – первые 2-3 месяца, женщины с меньшим успехом, чем мужчины, поддаются психологической коррекции. Описана часть психологических особенностей женщин – как тех, которые усложняют реабилитационный процесс, так и тех,  которые делают его более успешным.

Phenotypic features of spiritually rehabilitation of drug abuse women (On an example of the female rehabilitation center for consumers of drugs «Torphyanoе»)

Archpriest Sergey Belkov (Sergey Nikolayevich Belkov) - the psychologist, the head of drug and alcohol abuse department on counteraction of the St.-Petersburg’s diocese of Russian Orthodox Church (the Moscow Patriarchy), the confessor of the St.-Petersburg Society of orthodox psychologists, the head of the diocesan rehabilitation center for consumers of drugs.

Keywords: a drug abuse, gender features, female rehabilitation, orthodox psychotherapy, a portrait of drug consumer.

Original healing from drug abuse is possible only in the course of transformation of the person dependent on drugs, at change of its consciousness, a way of life, valuable and meaning of life orientations. This process can be characterized as conscious and purposeful development by the person itself and change of the basic vital vector by it, as cardinal overcoming of the developed way of life, a behavior stereotype, according to the built hierarchy of values and the found sense of individual life. The given work testifies that features between man’s and female rehabilitation exist, and at the first stage of rehabilitation – the first 2-3 months, women with smaller success, than men, give in to psychotherapy. The part of psychological features of women – as what complicate rehabilitation process, and what do by its more successful is shown.

Влияние родительского отношения к семье на успешность реабилитации наркозависимых

С.Н. Бельков

Наркотизация населения оказывает мощное негативное воздействие на все сферы жизнедеятельности общества. Проблему наркомании следует рассматривать не только в контексте физиологии, но и в контексте личности, прибегающей к наркотикам в конкретной социальной ситуации. Актуальным направлением в данном контексте является изучение факторов, влияющих на успешность реабилитации наркозависимого поведения. Известно, что большое значение в формировании аддиктивного поведения играют семейные взаимоотношения. Низкий уровень конфликтности в семье, ориентация на достижения, а также адекватное представление о морально-нравственном развитии семьи (по оценкам родителей) могут способствовать успешному прохождению реабилитации наркозависимым.

Ключевые слова: наркотическая зависимость, реабилитация, родительские отношения, конфликтность в семье, независимость, самостоятельность.

Одной из острейших социальных проблем современного общества является рост числа молодых людей, страдающих наркотической зависимостью. Данный вид аддикции резко отрицательно влияет на процесс адаптации к жизни в социуме и несет реальную угрозу здоровью будущих поколений. Наряду с разработкой средств первичной профилактики ведется и поиск способов преодоления уже сформировавшейся наркотической зависимости. Опыт показывает, что одними медицинскими средствами  решить эту проблему невозможно. Актуальным направлением в данном контексте является изучение факторов, влияющих на успешность реабилитации наркозависимого поведения. Известно, что большое значение в формировании аддиктивного поведения играют семейные взаимоотношения.

В семье при нарушении внутрисемейных отношений создается неблагоприятный фон для эмоционального развития ребенка, и это, в конечном итоге, может стать источником формирования генерализованной неудовлетворенности – то есть семья является одним из основных факторов развития предпосылок наркомании. Наибольшую опасность с точки зрения формирования наркомании представляют семьи, в которых за внешним благополучием скрываются нарушения семейного взаимодействия, часто не осознаваемые ее членами. Неблагополучные семьи, как правило, стоят на учете специальных социальных служб, и с ними проводится соответствующая социально-психологическая работа, направленная на профилактику нарушений семейного функционирования. Однако задача должна ставиться шире: психопрофилактическую работу необходимо начинать именно с внешне благополучными семьями, чтобы увеличить их наркоустойчивость. В связи с этим необходимо отметить, что здоровая семья является одним из важнейших факторов эффективной позитивной социализации ребенка и профилактики наркомании.

В наше время достаточно широко тема реабилитации и рассоциализации изучается в теоретических рамках науки и практики. Есть достаточно много исследований, которые направлены на реабилитацию наркозависимых, на рисковое поведение подростков, так как 85%  наркоманов – люди от 20 до 39 лет.

Специальное исследование семей подростков—наркоманов, проведенное нами, показало, что среди психологических факторов, создающих условия для злоупотребления подростками психоактивных веществ, большое значение имеет неблагополучие в семье, а также нарушение семейного функционирования. В связи с этим можно выделить следующие виды неблагополучного семейного взаимоотношения, приводящие к наркомании:

  • деструктивная семья — отличается автономией отдельных членов, отсутствием взаимности в эмоциональных контактах. В таких семьях родители составляют так называемую диссоциированную супружескую пару, когда, например, ригидный эмоционально жесткий по характеру отец и неорганизованная, необузданная мать не в состоянии создать стабильной обстановки воспитания;
  • распадающаяся семья, в которой чрезмерно обострилась конфликтная ситуация, фактически брак уже распался, но супруги продолжают жить вместе. Источником конфликта в таких семьях вполне может быть неосознанное нежелание одного (или обоих) супругов терпеть присутствие другого супруга как конкретного человека с его жизненными установками, уровнем культуры и манерой поведения. В таких семьях конфронтация интересов взрослых заметна для ребенка, отрицательные эмоции постоянно «прорываются» в психологический микроклимат семьи, что считается наибольшим психотравмирующим условием для ребенка из-за длительности стрессовой ситуации и таким образом в конечном итоге приводит к нарушениям в развитии его личности;
  • неполная семья — отсутствует кто-либо из родителей. В такой семье очень часто возникает симбиотическая связь, которая определяет психологическое слияние матери и ребенка, и оно может привести к самоотождествлению и к крайним формам взаимной зависимости;
  • ригидная псевдосолидарная семья — отличается безоговорочным доминированием одного из членов за счет положения других, жесткой регламентации всей семейной жизни. В таких семьях при всем многообразии конкретных конфликтных ситуаций родители стараются подчинить личность ребенка собственному представлению о нем в ущерб его реальной, живой индивидуальности. Очень часто выбирается такая воспитательная тактика, в которой ребенок вынужден приспосабливаться вместо того, чтобы развиваться естественно.

Исследований, сконцентрированных именно на родительском отношении к семье, которое влияет на  успешность прохождения реабилитации, в общем доступе нами не обнаружено. Возможно, они и проводились, но  по какой-либо причине не были опубликованы.  Именно это обстоятельство явилось основанием проведения данного исследования. Предполагаем изучить особенности родительского отношения к семье как фактор успешного преодоления наркозависимости.

Цель исследования состоит в том, чтобы выявить влияние родительского отношения к семье на успешность реабилитации наркозависимых больных.

В процессе проведения бесед, индивидуальных консультаций, наблюдений за поведением воспитанников и их родителей во время мотивационного процесса для наркозависимых, а также в процессе  работы с членами  их семьей в центре Дневного стационара, нами был сделан вывод, что при реабилитации наркозависимого низкий показатель конфликтности будет способствовать успешному прохождению реабилитационного процесса, так как согласие, доверие и понимание между членами семьи помогает вместе идти к поставленной цели. Прохождение реабилитационного процесса воспитанниками, в семьях которых есть разногласия и конфликты, будет более сложным. Разлад в семье не даёт возможности быть сплоченными и достичь поставленной цели совместно. Также социальный климат в семье не в последнюю очередь влияет на успешность реабилитации наркозависимого больного.

Социальный климат семьи — это те правила поведения, которые сложились в семье и  влияют на взаимоотношения в ней. Некоторые семейные правила устанавливаются открыто, другие правила скрыты, их можно обнаружить, анализируя повторяющиеся ситуации, которые происходят в семье.

Правила, заданные социумом и культурой, разделяют многие семьи, а бывают правила уникальные, принятые в данной конкретной семье. Культурные правила семейной жизни известны всем. Уникальные правила известны только членам семьи.

Поэтому высокий показатель ориентации на достижения будет влиять на успешность реабилитации наркозависимого ребенка. Если в семье живут по определенным принципам, правилам — то это будет только быстрее способствовать  наркозависимому  адаптироваться в группе и пройти успешно первый этап (дневной стационар) реабилитации.

Гипотеза исследования: предполагается, что низкий уровень конфликтности в семье и высокий показатель ориентации на достижения, выявленные в оценках родителей, будут способствовать успешной реабилитации их наркозависимого ребенка.

Объектом исследования являются родители наркозависимого.

Методы исследования:

  1. Методика «Шкала Семейных Отношений» (предложенная R.H. Moos).
  2. Беседа с наркозависимым и экспертами с целью оценки готовности перехода наркозависимого на следующий этап реабилитации.
  3. Наблюдение за поведением наркозависимого на трудотерапии и групповых занятиях.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что проведённая работа позволяет расширить представления об отношении к семье родителей наркозависимых, способствующих успешной реабилитации.

Практическая значимость исследования заключается в том, что на основе результатов исследования можно будет разработать направления профилактического вмешательства, проводимого в программах по отказу от наркотических веществ, а также расширить уже используемые программы реабилитации.

Исследование проводилось на базе Дневного стационара Отдела по противодействию наркомании и алкоголизму Санкт-Петербургской Епархии с июля 2012 г. по октябрь 2012 г.

Отдел осуществляет социальную реабилитацию наркозависимых. В своей деятельности он опирается на духовно-нравственные и общечеловеческие ценности, на основе которых построена программа реабилитации наркозависимых «Обитель исцеления» [3, с. 26].

Данная программа включает два этапа:

  1. Дневной стационар (мотивационный этап или согласно терминологии, принятой в наркологии — амбулаторный предреабилитационный этап).
  2. Загородные реабилитационные центры «Сапёрное», женская Свято-Никольская община и строящийся реабилитационный центр в пос. Красноармейское – расположенные в Приозерском районе Ленинградской области.

В центр за помощью обращаются лица любых вероисповеданий, а так же не исповедующие ни какую религию. В процессе первичного консультирования происходит ознакомление с основными принципами программы реабилитации и деятельностью Дневного стационара. Однако при нежелании следовать этим принципам  человек может отказаться от участия в программе. По возможности мы рекомендуем ему  обратиться для решения своей проблемы в светские организации, занимающиеся аналогичной работой. Те, кто согласны на предлагаемые условия, заполняют анкету и подписывают договор. Далее осуществляется прием в группу для начала занятий по программе дневного стационара.

Нужно отметить, что в процессе мотивационного периода большинство поступивших в программу воспитанников согласны принять мировосприятия, покоющееся на православной вере, в духовном, эстетическом и литургическом опыте, Единой Соборной и Апостольской Церкви (конфессионально определяемой как Православная).

Программа предусматривает обязательное участие в ней совместно с зависимыми созависимых, т. е. ведется работа с семьёй или ближайшим окружением.

Таким образом, одним из важных условий программы является договор, который заключается с родителями воспитанника, в нем имеется пункт об обязательном посещении родственниками всех необходимых занятий, организованных непосредственно для созависимых.

Время пребывания в дневном стационаре составляет до трёх месяцев. За этот промежуток времени вступающему в программу реабилитации необходимо принести справки из лечебных учреждений об отсутствии (наличии) у них ВИЧ-инфекции, гепатитов и других инфекционных заболеваний. Наличие перечисленных заболеваний вне обострения не являются противопоказаниями для прохождения курса реабилитации.

Работа организована в трех основных направлениях:

  1. Духовном
  2. Трудовом
  3. Психолого-педагогическом

Духовно-нравственное направление. Духовно-нравственное направление сконцентрировано как раз на воцерковленность, устранение бездуховности и восстановление нравственности.

Данное направление обеспечивают священнослужители через Богослужения, Церковные Таинства (исповедь, причастие и т. д.), катехизацию, ежедневные молебны, духовные беседы, паломнические поездки, повышение культурного и общеобразовательного уровня.

Трудовое направление. Трудотерапия – это элемент привития навыков самообслуживания: сервировка стола при чаепитии, мытье посуды, мелкий ремонт в помещениях, а также трудовые послушания, которые заключаются в уборке территории монастыря и помощи в подсобных строительных работах. Физические нагрузки полезны и сами по себе, и оказывают благотворное влияние на привитие дисциплины и ответственности.

Психолого-педагогическое направление. Психологический компонент осуществляется психологами Отдела. Ими ведется индивидуальная психологическая работа: психологическая беседа, психокоррекционная работа. Групповая работа проводится по типу терапевтического сообщества. Психологи проводят психодиагностическую работу с помощью различных методик, например MMPI, ИЖС (индекс жизненного стиля), метод определения копинг-стратегий (Лазарус), тест на определение тревожности Спилберга-Ханина и др.

Педагогический компонент  формирует доброжелательность, патриотизм, ориентацию на традиционные семейные и культурные ценности.

Врачи инфекционисты и наркологи проводят  беседы, которые просвещают реабилитантов о проблемах, связанных с употреблением табака, алкоголя, наркотиков: об их пагубном воздействии на мозг, организм и социальную жизнь в целом.

Мы  проводим активную работу с родителями тех ребят, которые поступили в Дневной стационар (мотивационный этап), находятся на загородной реабилитации или в фазе ресоциализации по завершению программы загородной реабилитации.

Кроме этого, нами ведется  работа с родителями, дети которых ещё не решили оставить наркотики и не посещают Дневного стационара (мотивационного этапа). При позитивном изменении поведения таких родителей немалое количество детей изъявляют желание поступить на реабилитацию.

Семейные психологи, психотерапевты, священники и другие специалисты проводят с родителями не менее десяти занятий в месяц. Они помогают родителям правильно выстроить стратегию поведения в семье, а также помочь разобраться в частных ситуациях.

После прохождения программы дневного стационара предполагается поступление в программу длительной реабилитации в загородных епархиальных реабилитационных центрах.

В рамках данной статьи нами проводятся исследования на мотивационном этапе (амбулаторном предреабилитационном этапе) социальной реабилитации продолжительность которого составляет 3 месяца.

Обследованной группой являются родители наркозависимых больных: 53 женщины и 17 мужчин в возрасте от 42 до 64 лет. Таким образом, объем исследуемой группы – 70 человек.

Группа наркозависимых состоит из 70 человек (11 девушек и 59 юношей) в возрасте от 18 до 37 лет, отвечающих диагностическим критериям «Синдрома зависимости» (F1x.2) международной классификации болезней (МКБ-10).

Далее нами рассматриваются некоторые психологические особенности внутрисемейных отношений, где имеются химически зависимые члены семьи.

Можно полагать, что, с одной стороны, неблагополучие в семье имеет большое значение в формировании аддиктивного поведения человека, а с другой – очевидно, что при наркотизации одного из членов семьи, деформируется вся система внутрисемейных взаимоотношений.

Созависимость родственников препятствует выздоровлению наркозависимого, то есть служит фактором, «подкрепляющим» наркоманию.

Можно выделить следующие стратегии созависимых лиц, способствующие развитию аддиктивного поведения:

  • своеобразное чувство не только ответственности, но и вины за то, что у члена семьи развилась наркозависимость (на интуитивном уровне созависимые это понимают, и в какой-то степени они правы);
  • чувство чрезмерной лояльности к ребенку наркоману, желание справиться с трудностями его поведения;
  • стремление сохранить позитивное впечатление о семье среди окружающих;
  • стремление предотвратить опасные ситуации (угрозу ухудшения социального положения из-за деструктивного поведения несовершеннолетнего члена семьи);
  • желание смягчить агрессию ребенка наркомана и других значимых лиц — родственников, знакомых;
  • избегание помощи извне (психологической, медицинской и другой);
  • отсутствие осознания болезни и характера ситуации;
  • подсознательное желание быть незаменимым, необходимым для наркозависимого ребенка (это желание может превращаться в желание осуществлять контроль и власть).

Для созависимых семей характерны такие нарушения как гипопротекция, недостаточность запретов, недостаточность обязанностей — требований к ребенку, недостаточность санкций, применяемых к ребенку. Психологическими причинами нарушений семейного воспитания чаще является воспитательная неуверенность матери, страх утраты ребенка и проекция негативных качеств на него.

В случае недостаточности требований — обязанностей и требований — запретов подросток характеризуется минимальным вовлечением в общие семейные занятия, что проявляется в высказываниях родителей о трудности привлечения ребенка к какому-либо делу по дому. При этом ребенку «все можно». Даже если и существуют какие-либо запреты, ребенок легко их нарушает, зная, что никто с него не спросит. Он не отчитывается перед родителями, которые не хотят или не могут установить какие-либо границы его поведения.

Минимальность санкций свидетельствует о том, что родители предпочитают обходиться либо без наказаний, либо применяют их крайне редко. Они уповают на поощрения, сомневаясь в результативности любых наказаний.

Рядом исследователей показано, что для семей с созависимостью в большей степени характерны следующие особенности: ограниченность женщины рамками семьи, заботами исключительно о семье, стремление утвердить родительский авторитет, раздражительность и подавление активности ребенка.

Также установлено, что излишняя концентрация, как и излишняя эмоциональная дистанция с ребенком связаны с доминированием матери в семье и неудовлетворенностью женщины ролью хозяйки. Излишняя эмоциональная дистанция также связана с безучастностью мужа, а излишняя концентрация на ребенке — с зависимостью матери и ограниченность ее интересов рамками семьи.

Исходя из всего изложенного, подчеркиваются следующие черты семей, для которых характерно формирование феномена созависимости.

Первую группу, наиболее многочисленную, составляют семьи:

  • с нарушением воспитания по типу гиперпротекции и недостаточности запретов;
  • с характеристиками отношения матери к семейной роли как зависимому состоянию, доминирование матери, неудовлетворенность ролью хозяйки дома, самопожертвование в роли матери;
  • с особенностями контакта и эмоциональной дистанции между матерью и подростком, для которых характерно подавление внесемейных влияний, активности ребенка, что свидетельствует об излишней концентрации матери на его проблемах. Подросток в такой семье находится в центре внимания, семья стремится к максимальному удовлетворению его потребностей.

Вторую группу составляют семьи со следующими особенностями:

  • с нарушениями воспитания по типу гипопротекции, с недостаточным удовлетворением потребностей ребенка и действием таких психологических причин как неразвитость родительских чувств, проекция нежелаемых качеств на ребенка;
  • с особенностями контакта и эмоциональной дистанции между матерью и подростком как уклонение от контакта с ребенком.

В данных семьях взаимоотношения строятся либо по типу гипопротекция, либо по типу эмоционального отвержения. В первом случае ребенок предоставлен самому себе, родители не интересуются им и не контролируют его. В основе второго типа лежит осознаваемое, а чаще неосознаваемое отождествление ребенка с какими-либо отрицательными моментами в жизни родителей. Ребенок ощущает себя помехой в жизни родителей, устанавливающих большую дистанцию в отношениях с ним.

Отмечается нарушение эмоционального контакта между матерями и детьми, что в последующем определяет формирование эффекта созависимости.

Нарушенные, дисгармоничные внутрисемейные отношения являются одной из базовых причин становления аддиктивного поведения у детей. Эти отношения могут значительно деформироваться в связи с наркотизацией ребенка.

Динамика созависимого состояния в семье наркотизирующегося ребенка.

Первые пробы наркотиков и становление зависимости от них кардинальным образом меняют направленность профилактической работы с родителями и семьей в целом, потому что они никогда не остаются только проблемой ребенка, а всегда затрагивают всю семью.

Особенности созависимости в современном обществе в значительной степени обусловлены и тем, что более 80% отцов наркозависимых подростков страдают алкоголизмом, поэтому нормальные отношения в таких семьях, являются скорее исключением, чем правилом.

Таким образом, семья с проблемами зависимости и созависимости требует дифференцированного психопрофилактического и антинаркотического подхода.

В проводимом исследовании на первом этапе проведения исследования родителям была предложена методика «Шкала Семейных Отношений» (предложенная R.H. Moos).

На втором этапе оценивалась успешность реабилитации наркозависимых по следующим критериям:

  1. Субъективная оценка готовности наркозависимого к последующему этапу реабилитации посредством беседы.
  2. Установка на трудотерапию, т. е. желание заниматься трудовой деятельностью и активное участие в групповых занятиях.
  3. Экспертная оценка готовности наркозависимого к последующему этапу реабилитации.
  4. Время пребывания в дневном стационаре. Показателем успешности является переход на последующий этап реабилитации не более чем через 3 месяца пребывания в дневном стационаре.
  5. Отсутствие употребления любых психоактивных веществ во время пребывания в дневном стационаре.

Было выявлено 36 наркозависимых, чьи показатели свидетельствуют об успешной реабилитации и 34 наркозависимых, чьи показатели свидетельствуют о неуспешной реабилитации.

На следующем этапе было проведено сравнительное исследование показателей шкал методики ШСО «Шкала Семейных Отношений» в двух группах родителей, а также проведен корреляционный анализ обозначенных показателей.

Методический инструментарий был представлен методикой «Шкала Семейных Отношений» (ШСО), которая предназначена для оценки социального климата в семьях всех типов. Данная методика адаптирована С.Ю. Куприяновым (1985). В ее основе лежит оригинальная методика Family Environment Scale (FES),предложенная R.H. Moos (1974).

По результатам обработки данных методики «Шкала Семейных Отношений R.H. Moos» (таблица 1, рисунок 1) можно диагностировать следующее:

  1. В группе родителей, чьи наркозависимые дети успешно прошли первый этап реабилитации, выявлен достоверно более высокий показатель ориентации на достижения в отличие от группы 2 (М1=6.06, М2=4,2, U=54,5, р<0.01). Данный параметр характеризуется стремлением на достижение  цели, которое является на данный момент для семьи важным. Отсюда можно предположить, что ориентация на достижения как семейная ценность может способствовать тому, что наркозависимый больной, выросший в такой семье, с большей вероятностью успешно пройдет реабилитацию.
  2. Было обнаружено, что в группе родителей, чьи наркозависимые дети неуспешно прошли первый этап реабилитации, выявлен достоверно более высокий показатель конфликтности в семье в отличие от группы 1 (М1=3.64, М2=5.81, U=46, р<0.006). Можно предположить, что в таких семьях родители склонны к открытому проявлению агрессии, не сдерживают и не контролируют отрицательные эмоции. Такие способы поведения в семье не формируют волевые навыки у ребенка. Неумение контролировать импульсивные действия по отношению к семье, возможно, являются фактором, предрасполагающим к формированию аддиктивного поведения и в дальнейшем мешающим успешно реабилитироваться.
  3. В группе родителей, чьи наркозависимые дети неуспешно прошли первый этап реабилитации, выявлен достоверно более высокий показатель морально-нравственного положения  (по методики Шкала Семейных Отношений предложенная R. H. Moos) в семье в отличие от группы 1 (М1=4.75, М2=6.71, U=46, р<0.01). Такой неожиданный факт можно интерпретировать следующим образом. Родители наркозависимого больного, который недостаточно успешно прошел первый этап реабилитации, оценивают свою семью как уважающую этические и нравственные ценности. Другими словами, такие родители полагают, что в их семье достаточный уровень морально-нравственного развития, несмотря на высокий показатель конфликтности в семье и наличие наркозависимого ребенка. На наш взгляд, такая оценка является неадекватной – родители не склонны обращать внимание на существующие проблемы в семье и отклоняющееся поведение ребенка не рассматривается как аморальное. Родители наркозависимых больных, успешно прошедших первый этап реабилитации, более реально оценивают морально-нравственный уровень семьи, что, возможно, способствует преодолению аддиктивного поведения.
ТАБЛИЦА 1. Сравнение показателей шкал методики «Шкала семейных отношений R.H. Moos» в двух группах

  Стандартное отклонение Группы 1

(N=16)

Стандартное отклонение Группы 2

(N=14)

Значение U Манна-Уитни Уровень значимости
Сплоченность (С) 6,31 6,78 89 0,32
Экспрессивность (Э) 6,18 6,57 98 0,55
Конфликтность (К-Т) 3,64 5,81 47 0,06
Независимость (Н) 5,31 5,42 109,5 0,91
Ориентация на достижения (ОД) 6,06 4,28 54,5 0,15
Интеллектуально-культурная ориентация (ИКО). 4,25 4,28 108,5 0,88
Морально-нравственный аспект (МНА) 4,75 6,714 56 0,18
Организация (О) 6,25 5,92 101,5 0,65
Контроль (К) 4,43 4,14 102,1 0,68
Ориентация на активный отдых(ОАО). 4,46 4,85 94,5 0,46

РИСУНОК 1. Сравнение показателей шкал методики «Шкала семейных отношений R.H. Moos» в двух группах

По данным корреляционного анализа выявлена отрицательная взаимосвязь между конфликтностью в семье и успешной реабилитацией (r=0,522, p<0.01). Другими словами, чем выше успешность реабилитации, тем ниже конфликтность в семье. Успешная реабилитация положительно коррелирует с такой семейной особенностью как стремление к независимости (r=0,464, p<0.01). Данная шкала отражает степень, в которой члены семьи поощряются к самоутверждению, независимости, самостоятельности в обдумывании проблем и принятии решений. Поддержание независимости может быть связано с доверием, которое родители оказывают своим детям. Серьезным препятствием в процессе реабилитации может является то, что родители зачастую осуществляют гиперконтроль за  детьми, так как не могут поверить в возможность их личностного роста и избавление от зависимости. Выраженность такой семейной ценности как «стремление к независимости» свидетельствует о наличии доверия, которое оказывают родители детям, что, вероятно, способствует успешной реабилитации.

РИСУНОК 2. Взаимосвязь конфликтности и независимости с успешной реабилитацией
 
   

Таким образом, можно констатировать, что успешность в прохождении реабилитации связана с такой особенностью семейных отношений как поддержание самостоятельности, независимости. Данная характеристика относится к такому разделу методики как «показатели личностного роста», то есть при выраженности данного качества в семье можно предполагать наличие установки на саморазвитие, что, естественным образом, способствует более успешной реабилитации.

В данной работе было рассмотрено предположение о том, что родительское отношение к семье может обуславливать успешность в прохождении реабилитации их наркозависимым ребенком. Данная гипотеза была подтверждена в ходе эмпирического исследования.

Цели и задачи настоящей работы были достигнуты. Было выявлено, что низкий уровень конфликтности в семье, ориентация на достижения, а также адекватное представление о морально-нравственном развитии семьи (по оценкам родителей) могут способствовать успешному прохождению реабилитации наркозависимым.

Обнаружена положительная взаимосвязь успешности прохождения реабилитации с такой особенностью семейных установок как независимость. Чем больше в семье поощряется самостоятельность в принятии решений, тем выше вероятность успешной реабилитации.

Полученные данные могут быть использованы в лекционных курсах по подготовке психологов, социальных работников, психиатров и психотерапевтов, педагогов, а также в практической деятельности психологов, психотерапевтов медицинских, образовательных и социальных учреждений.

Литература

  1. Аносова Ю.В. Психологические особенности лиц молодого возраста с опиатной и табачной зависимостью: автореф. дис. … канд. псих. наук: 19.00.04/ Санкт-Петербургская гос. мед. акад. им. И. И. Мечникова. Санкт-Петербург, 2006.
  2. Бельков С.Н. Духовно-ориентированная психотерапия патологических зависимостей / С.Н. Бельков // Наркология. – 2009. – № 11. – С. 86-92.
  3. Бельков С.Н, Вишнев В.Н. Наркозависимость и опыт исцеления. – СПб: Издательская группа «Питер-Медиа», 2011. — 96 с.
  4. Березин С.В., Лисецкий К.С., Назаров Е.А. Психология наркотической зависимости и созависимости. Монография. – М.: МПА, 2001.
  5. Берсенева Т.А. Духовно-нравственные основания традиционного уклада жизни как социально-педагогическая проблема: автореф. дис. докт. пед. наук / Т.А. Берсенева. – Курск, 2008.
  6. Иванов А. А., Неверова Г. Ю., Рыбалко М. И. Опыт применения семейной психотерапии у больных алкоголизмом и опийной наркомании в условиях дневного стационара ГУЗ «Алтайский краевой наркологический диспансер» // Психическое здоровье населения Сибири: клинико-динамические и превентивные аспекты : материалы межрегиональной научно-практической конференции (Барнаул, 25—26 мая 2006 г.) / под ред. В. Я. Семке. – Барнаул; Томск : Изд-во Алт. ун-та, 2006. – С. 232—237.
  7. Ильин Е.П. Мотивация и мотивы. – СПб: «Питер», ил. – (Серия «Мастера психологии»), 2002. – 512 с.
  8. Копанева Л.И. – Организация профилактической антинаркотической работы с семьей. –М:. Министерство образования Российской Федерации., Управление социально-педагогической поддержки и реабилитации детей., 2003 –110 с.
  9. Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. Психосоциальная аддиктология. Новосибирск: Изд-во «Олдсиб», 2001.
  10. Карвасарский  Б. Д. Психотерапевтическая энциклопедия.,М: 2000 – 824 с.
  11. Рогов Е.И Настольная книга практического психолога: Учеб. пособие: в 2 кн. — 2-е изд., перераб. и доп. М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1999.
  12. Шапарь В.В. Практическая психология. Психодиагностика отношений между родителями и детьми. Ростов на Дону: Феникс, 2006.

Influence of the parental relation to a family on success of rehabilitation of the narcodependent

Belkov S.

Narkotizatsiya the population has powerful negative impact on all spheres of activity of society. The problem of drug addiction should be considered not only in a physiology context, but also in a context of the personality resorting to drugs in a concrete social situation. The actual direction in this context is studying of the factors influencing success of rehabilitation of narcodependent behavior. It is known that the great value in formation of addiktivny behavior is played by family relationship. Low level of a conflictness in a family, orientation to achievements, and also adequate idea of moral development of a family (by estimates of parents) can promote successful passing of rehabilitation by the narcodependent.

Key words: drug addiction, rehabilitation, the parental relations, conflictness in a family, independence, independence.

References

  1. Anosova U.V. Psikhologicheskie osobennosty lits molodogo vozrasta s opiatnoy i tabachnoy narkozavisimostiy: avtoref. dis. … kand. psikh. Nauk:19.00.04/ Sankt-Peterburgskaya gos. med. akad. im. I.I. Mechnikova. Sankt-Peterburg, 2006
  2. Belkov S.N. Spiritual the focused psychotherapy of pathological dependences/ Belkov S.N.// Narcology. – 2009. – № 11. – p. 86-92.
  3. Belkov S.N., Vishnev V.N. Drug addiction and experience of healing.- SPb: Publishing group «Peter Media», 2011. – 96 p.
  4. Sergey Berezin, Lisiecki KS, EA Nazarov Psychology of addiction and codependency. Monograph. – Moscow: IPA, 2001.
  5. Berseneva T.A. Spiritual and moral bases of traditional way of life as social and pedagogical problem. T.A. Berseneva – Kursk, 2008.
  6. Ivanov A.A., Neverov G.U., Rybalko M.I. Experience of application of family psychotherapy at patients with alcoholism and opium drug addiction in the conditions of a day hospital Altaysky krayevoy narkologichesky dispanser Public Healthcare Institution // Mental health of the population of Siberia: kliniko-dynamic and preventive aspects: materials of interregional scientific and practical conference (Barnaul 25—26 may 2006) V.Y. Semke. – Barnaul; Tomsk. – Publishing group «Altai university», 2006. p. 232—237.
  7. Ilyin E.P. Motivation and motives. – SPb: «St. Petersburg». – (Masters of Psychology series), 2002. – 512 p.
  8. Kopaneva LI – The organization of the anti-drug preventive work with families. M:. The Ministry of Education of the Russian Federation., Office of socio-educational support and rehabilitation., 2003 -110 p.
  9. Korolenko C.P., Dmitrieva N.V. Psikhosotsialnaya addiktologia. Novosibirsk: «Oldsib», 2001.
  10. Karvasarsky BD Psychotherapy encyclopedia., M: 2000 – 824 р.
  11. Rogov E.I. Nastolnaya kniga prakticheskogo psikhologa: Ucheb. posobie. V 2 kn. – 2 izd., pererab. i dop. M: Gumanit. izd. centr Vlados, 1999.
  12. Shapar V.V. Prakticheskaya psikhologia. Psikhodiagnostika otnosheniy mezhdu roditeliamy i detmy. Rostov na Donu: Feniks, 2006.

Телефон координатора центра: 8 800 775-74-36 (Звонок бесплатный), +7 931 540-0-140

© 2017 Обитель исцеления пос. Саперное г. Санкт-Петербург.. Все права защищены.
создание и продвижение сайта - webology.ru